Интервью Ивана Хренова

Иван Хренов, врач, который прославил себя и Ивановскую область, рассказав Путину о показухе в больницах во время его визита в Иваново, продолжает свою работу. Правда, заполнять дневники пациентов получается с трудом: телефон вибрирует беспрерывно. Руководство больницы разрешило молодому врачу (Хренову 25 лет) разговаривать с журналистами во время рабочего дня. Ему звонят из Иванова, Москвы, даже почему-то из Киева. Ч.ru удалось спросить Ивана Хренова о том, что сейчас интересует без исключения всех.

2. – Иван, наверное, самый главный вопрос сейчас – вы сами решили обратиться к Путину или сделали это с чьей-то подачи?

– Сам. Никто за мной не стоял. Мне просто стало обидно. Премьер-министр еще не приехал, а вокруг уже шла экстренная подготовка. Началась настоящая суета. Когда Путин уехал, я увидел выпуск новостей: там говорили, что премьер оценил состояние здравоохранения Ивановской области как очень хорошее. Меня это очень задело. Через три или четыре дня после этого я сел и в сердцах написал письмо, которое сейчас уже все прочитали. Отправил в приемную премьер-министра. Честно говоря, вообще не думал, что оно дойдет, тем более, вызовет такой резонанс. Но через некоторое время мне позвонила женщина, которая назвалась Валентиной и сказала, что она представитель службы связей с общественностью премьер-министра. Я узнал, что моим письмом заинтересовалась главный редактор ВГТРК. Главный редактор попросила меня повторить написанное в письме в прямом эфире. Я подумал и понял: почему нет? В понедельник мне перезвонили еще раз, началась подготовка к самому звонку. Проверяли телефон в ординаторской, связь.

3. – Администрация больницы была в курсе, что вы собираетесь позвонить Путину?

– Знала моя семья и несколько человек в отделении. Я не скрывал это, но и не афишировал.

4. – Как получилось, что качество телефонной связи проверили без согласования с руководством больницы, если в отделение «чужих» вообще не пускают?

– Технический работник, который пришел проверить связь, назвался сотрудником «Ивтелекома» или «ЦентрТелекома». Показал удостоверение, которое я видел издалека. Сказал, что есть заявка насчет неисправного телефона. Он пришел в больницу около 16.30. В это время в больнице приемные часы. Ко мне домой проверять телефон тоже приходили, потому что не знали, откуда я буду вести свой «репортаж».

5. – Вчера много говорили о том, что вы поступили неэтично, говоря о той больнице, в которой не работаете…

– Я не писал в письме и не говорил по телефону во время звонка Путину, что я сотрудник областной больницы. Если вы помните, я говорил не «больница», а «больницы». Эти слова спроецировали только на областную, потому что премьер туда ездил во время своего визита. Сейчас все перевирают, говоря о том, что под оборудованием я имел в виду ангиоцентр. Я этого не говорил. Само собой разумеется, что громоздкий томограф так просто не вывезешь. Но сотрудников больницы действительно заставили на время приезда Путина привезти компьютеры, оргтехнику. Об этом мне рассказывали пациенты, которые в то время там были. Квитанции с завышенными зарплатами тоже были. По сути, об этом знает весь город! Я всего лишь озвучил то, что известно всем. И вообще, я имел в виду ситуацию в целом в системе здравоохранения региона.

6. – Сейчас вас обвиняют в том, что вы занижаете свою зарплату. Сколько вы получаете?

– Сегодня меня вызвала Ирина Атрошенко (начальник департамента здравоохранения Ивановской области – Ч.ru). В кабинете главврача она обвинила меня в том, что я клеветник. Мне показали мои квитанции о зарплате, согласно которым я получаю в среднем 20 тысяч в месяц. Но эти бумаги сделаны очень хитро. Эта сумма включает подоходный налог. Но я-то имел в виду «чистые» деньги, меня-то интересует, сколько я получаю на руки, а не сколько они мне официально платят. Мой оклад 3 тысячи 650 рублей, ниже прожиточного минимума. В месяц за две с половиной ставки я получаю 14 тыс. рублей. Это результат того, что Светлана Викторовна (Светлана Романчук – главврач кардиодиспансера – Ч.ru) хлопочет за нас, очень помогает, а еще того, что я просто работаю много. Плюс они прибавляют премии, которые выплачиваются не каждый месяц. Я тоже как-то получил «грязными» 33 тысячи, «чистыми» 29. Но вообще-то 11 тысяч из этой суммы составила премия, еще 4 тысячи – деньги за то, что я работал с хозрасчетным пациентом. Если все вычесть, получится 14. Еще в прошлом месяце была премия 5-6 тысяч. В департаменте все эти деньги вместе с подоходным налогом сложили, разделили на 5-6 месяцев, что я тут работаю – получилась средняя зарплата 20 тысяч. Я этих денег не вижу. А молодым сейчас как жить? Когда я был в интернатуре, получал 5 700, сегодняшним интернам платят уже около 2 700.

7. – Кто-то уже заявил, что у вас есть справка из психиатрической больницы. Как вы это прокомментируете?

– Во-первых, все, что касается моего здоровья – это мое личное дело. Во-вторых, Грибоедов давно написал «Горе от ума», где Чацкого тоже объявляют сумасшедшим.

8. – Кто с вами связался уже в день звонка Путину – милиция, чиновники?

– Вчера Пахомов во всеуслышание заявил, что он общался со мной. Такого не было. Из милиции ко мне вчера тоже не приходили и не звонили. В шесть или в полседьмого мне позвонил заведующий отделением, сказал, что его срочно вызвали. Все. Телефон начал разрываться наутро.

– Несколько часов вас не могли «вычислить». Вы намеренно позвонили анонимно?

– Я не анонимно звонил. Меня должны были представить. Видимо, это была какая-то ошибка связи и меня не представили.

9. – Вас сегодня вызывают в прокуратуру. Как будете реагировать?

– Да, меня вызвали. Без повестки, по телефону. В прокуратуру без своего адвоката я не пойду. Адвоката уже нашел. Тем более, я не освобожден от работы, мне еще и пациентов надо лечить.

– Вы работаете в диспансере временно. Значит ли это, что вы в любой момент можете быть уволены по вполне «легальной» причине?

– Наверное. Я нахожусь на «декретной» ставке. Женщина, на место которой меня взяли, уже родила ребенка. Хотя он еще маленький, она теоретически может вернуться на работу. Хуже всего то, что, если меня уволят отсюда, мне будет трудно найти работу. Меня теперь и в области все знают. Кроме того, я беспокоюсь за жену. Она учится на четвертом курсе. Боюсь, как бы и у нее из-за фамилии проблем не было.

10. – Есть кто-то, кто может подтвердить то, что вы сказали Путину?

– Сегодня ко мне обратилась женщина, сотрудница кадрового отдела. Она сказала, что готова за меня вступиться, но очень боится. Ей осталось до пенсии полтора года. Сейчас очень многие врачи, пациенты звонят мне, поддерживают, рассказывают, что тоже видели поддельные квитанции. Но официально говорить не хотят. Их можно понять.

– Вы чувствуете давление на себя?

– Не только давление, можно говорить – угрозы.

– Какой исход этой истории вас бы устроил?

– Я действительно просто хочу узнать – у нас действительно должна быть средняя зарплата по 30 тысяч рублей, как об этом доложили Путину? А еще я надеюсь продолжать свою работу. Я врач в третьем поколении и вижу себя только в медицине. Не хочу идти в профессора или кандидаты. Хочу лечить людей и получать за это хоть какие-то деньги.

Фото: Владимир Смирнов
Беседовала Евгения Кочеткова

Chastnik.ru

Комментарии к записи “Интервью Ивана Хренова”
  • Sad Теасhеr, 27 Дек 2010 в 06:35, #

    Полностью поддерживаю Ивана. Аналогичная показуха происходит и в системе образования. Свои визиты в школы и больницы и президент, и премьер осуществляют строго по намеченному плану и маршруту. И видят только то, что очень хотелось бы увидеть, а далеко не то, что происходит в большинстве учреждений в реальности. И уж поостереглись бы наши руководители заявлять о том, что зарплата учителей и врачей составляет 20-30 тысяч. У педагогов и медиков подобные заявления вызывают в лучшем случае истерический смех, а в худшем…

  • rachat de credit, 19 Фев 2011 в 08:13, #

    Conseils tres interessants. A quand la suite?

Оставить комментарий